Обряды марийской свадьбы - архаика или Традиция?

Восток всегда был и остается для русской души загадкой, тайной. Пусть милой и притягательной, но все же загадкой, которая манит к себе всегда

Модератор: Snejinca

Ответить
Аватара пользователя
Марька
Самые... самые мы
Самые... самые мы
Сообщения: 6956
Зарегистрирован: 15 авг 2008, 14:43

Обряды марийской свадьбы - архаика или Традиция?

Сообщение Марька » 26 фев 2010, 04:52

Обряды марийской свадьбы - архаика или Традиция?
Период подготовки к свадьбе, т.е. предсвадебный

Одним из самых значительных событий в жизни человека считается вступление в брак, не даром у всех народов ему придаётся особое значение. В свадебных обрядах находят своё отражения как религиозные верования, так и вполне рациональные моменты, связанные с приспособленностью к семейной жизни вступающих в брак людей (от размера приданого – как одного из залога безбедной жизни, так и мастерство и хозяйственность невесты, от которой в немалой степени будет зависеть будущий семейный уклад). Давайте посмотрим как проходила свадьба и подготовка к ней на примере марийских традиций. Сейчас я хочу рассказать о периоде, который предшествует самой свадьбе.

ИзображениеВ свадебном цикле марийцев XIX — начала XX веков можно выделить условно три основных периода: предсвадебный, охватывающий время от смотрин до свадьбы; свадебный, представляющий собственно свадьбу; послесвадебный, олицетворяющий этап вступления молодых в трудовую жизнь.

Предсвадебный период начинался смотринами (Удыр ончымаш).

Вопросы о вступлении в брак решали старшие члены семьи. Юношей спешили скорее женить (невесту подыскивать начинали, когда юноше исполнялось 16-17 лет), чтобы привести в дом новую работницу, а вот невест родители не спешили отдавать замуж, чтобы те подольше работали в своём доме, поэтому возраст невесты обычно превышал возраст жениха на 3-5 лет.

Невесту, как правило, искали в соседних населённых пунктах, не последнюю роль в «интересе» играло материальное состояние ее родителей (в зажиточных семья иной раз пересматривали не один десяток невест, перед тем как сделать выбор). Функцию свахи чаще выполняла женщина, она (или он) назывался ончыч коштшо. В невесте в первую очередь интересовали такие качества как: здоровье, трудолюбие, сноровка, отношение к хозяйству. Если материальное положение родителей невесты и ее характеристика удовлетворяли родственников жениха, отправлялись на смотрины {удыр ончымаш), основная цель которых получить согласие обеих сторон на брак их детей.

Процедуру смотрин обычно осуществляли отец жениха с кем-либо из родственников и сваха. Если у девушки не было отца, его заменяла мать, но вместе они в этом обряде не участвовали. Разговор начинался словами, которые в той или иной степени схожи у разных народов, где вспоминают о «товаре и купце», в марийской же интерпретации это звучало следующим образом: "Мемнан туна йомын. Шуко ялыш коштын эртарышна, евг-влак ойлышт, тудо тендан дене петырыме, ончалнена ыле тудым". (У нас потерялась телка, много деревень обошли, и люди сказали, что она попала в ваш двор, и хотели бы мы на нее посмотреть). После чего приглашали девушку, которую сваты расхваливали, признавая, что нашли именно ту, которая им булла нужна.

Когда согласие родителей невесты было получено, будущие родственники уже совместно договаривались о дне сватовства, на котором родители невесты уже давали окончательное согласие на свадьбу.

Удыр йуктымаш (сватовство) и тувыр шулмаш (свадебный договор) — следующий комплекс предсвадебных ритуалов.

Одежда свата и свахи на этом этапе отличается от той, в которую они должны одеваться собственно на свадьбе. На первом этапе мужчины одеты в лучший кафтан и вышитую национальным узором рубашку, женщины в традиционный национальный костюм данной местности марий тувыр — марийское национальное платье, подпоясанное передником, на голове — соответствующий местный головной убор — шымакш, сорока, или шарпан-нашмак. Количество родственников, принимающих участие в сватовстве, обычно нечетное, включая самого жениха.

Далее следует сватовство (более ранние исследовательские источники называют это помолвкой).

Жених со сватом и свахой идут к невесте. Отец невесты, ожидая жениха, кладет на стол каравай хлеба и блюдо коровьего топленого масла. Невеста дожидается в избе, стоя у печки. Встретив жениха, тотчас нарезают ломтиками хлеб и намазывают маслом. Жених первый берет ломтик и подает невесте, которая, откусив, передает его отцу. От него ломтик таким же порядком переходит к невесте и, наконец, возвращается к жениху, который должен съесть весь остальной кусочек. Таким образом, видимо как требовал обычай, подтверждалось согласие девушки на брак, хотя в большинстве случаев это носило формальный характер. Окончательное получение согласия родителей на брак дочери было, если мать принимала опущенную ей за пазуху женихом монету. Эту монету — "плату за молоко" — она передавала дочери, которая, приняв ее, не имела права отказаться от брака. При этом подносили девушке рюмку пива или водки. Затем угощали ее родителей. После соблюдения этих обрядов, жених с невестой обходили деревню, заглядывая во все дома, особенно родственников невесты, которых звали на свадьбу.

Сама свадьбы была многолюдной. В некоторых деревнях был обычай, по которому каждый приглашенный приносил с собой в дом невесты водку, пиво и другие угощения. Невеста одаривала всех свах и сватов, раздавая каждому по три рашина холста, а для жениха заранее был подготовлен вышитый своими руками платок, с которым он приходил на свадьбу. Старшему брату, который назывался большим зятем, невеста также подносила платок, а он в ответ одаривал ее свечкой или чем другим. После обмена подарками начиналось моление, после которого невеста и две ее подруги обносила всех медом, пивом и водкой, начиная с отца жениха, а кугу веНе (старший брат жениха) начинал петь песни.

На третий день после этой церемонии заключался свадебный договор (тувыр шулаш), который определял размер калыма (олно) и приданого, определяли окончательный день свадьбы и количество гостей. Размера калыма определялся вполне посильным, чтобы жених мог его выплатить, но случалось, что выплата затягивалась (особенно у восточных марийцев), что молодые не выдерживали и невеста, сговорившись со своим женихом, бежала с ним, что ускоряло уплату калыма и приближало день свадьбы.

Прежде, время проведения свадеб было ограничено. По свидетельству дореволюционных авторов, свадьбы совершались всегда в одно время, после Петрова дня (29 июня по старому стилю, 12 июля по-новому), в период хлебного цвета.

Аватара пользователя
Valiks
Site Admin
Сообщения: 20317
Зарегистрирован: 24 янв 2006, 21:28
Откуда: Москва
Контактная информация:

Предсвадебные приготовления марийцев порождают вопросы

Сообщение Valiks » 26 фев 2010, 08:41

Предсвадебные приготовления марийцев порождают вопросы

Масса вопросов по свадебной теме. Почему-то, больше, чем в вопросах деторождения. Наверное, потому что, в деторождении наиболее интересен сам процесс их создания?... Прежде всего, конечно, понравилось то, что марийцы придают значение приданному. В самом деле важный момент, а то что за порядки ныне, когда невеста выдаётся замуж без приданного? Никакой жизни, никакого счастья не построишь на голом месте. Надо бы подуматьо другим народностям о том, чтобы возобновить этот прекрасный обычай.

Конечно, в каждом деле есть и обратная сторона медали. В данном случае это калым, но, так как
Марька писал(а): Размера калыма определялся вполне посильным, чтобы жених мог его выплатить,

То, можно было бы особо не беспокоиться. Главное,-не быть слишком преждевременно хвастливым, чтобы не назначили большой калым. Иначе, придётся красть невесту, если калым будет запрошен слишком большой
Марька писал(а): если выплата затягивалась (особенно у восточных марийцев), что молодые не выдерживали и невеста, сговорившись со своим женихом, бежала с ним, что ускоряло уплату калыма и приближало день свадьбы.
И, хорошо, если у жениха и невесты родилась Любовь, а если всё ещё в стадии формирования, как бы не слуичлось чего… по дороге.

А вот далее наступают вопросы иного характера, вопросы об одежде и её докоре.
Марька писал(а): На первом этапе мужчины одеты в лучший кафтан и вышитую национальным узором рубашку, женщины в традиционный национальный костюм данной местности марий тувыр — марийское национальное платье, подпоясанное передником, на голове — соответствующий местный головной убор — шымакш, сорока, или шарпан-нашмак.
Как выглядели эти одежды, какие головные уборы были, чем они отличались от других народностей. Но, это разговор для другой темы, а тут, хотелось бы услышать от Марьки, что следует дальше, после переговоров, то есть сватовства, чем же оно, это сватовство закончились и во что перешло в дальнейшем? Как проходит свадьба? Надеюсь, Марька, расскажет нам про эти обычаи…

Аватара пользователя
Марька
Самые... самые мы
Самые... самые мы
Сообщения: 6956
Зарегистрирован: 15 авг 2008, 14:43

Re: Предсвадебные приготовления марийцев порождают вопросы

Сообщение Марька » 26 фев 2010, 09:52

Valiks писал(а):
Марька писал(а): если выплата затягивалась (особенно у восточных марийцев), что молодые не выдерживали и невеста, сговорившись со своим женихом, бежала с ним, что ускоряло уплату калыма и приближало день свадьбы.
И, хорошо, если у жениха и невесты родилась Любовь, а если всё ещё в стадии формирования, как бы не слуичлось чего… по дороге.
На любовь особо не приходилось рассчитывать, судя по рассказам из источников, которые описывают эти события, особенно более раннего периода, потому что невесту вообще не спрашивали "люб ей жених или не люб", - выдавали замуж и всё. А вот жених, если был более состоятелен - мог хотя бы красоту невесты посмотреть и выбрать наиболее понравившуюся.
Valiks писал(а):Как выглядели эти одежды, какие головные уборы были, чем они отличались от других народностей. Но, это разговор для другой темы, а тут, хотелось бы услышать от Марьки, что следует дальше, после переговоров, то есть сватовства, чем же оно, это сватовство закончились и во что перешло в дальнейшем? Как проходит свадьба?
Рассказываю. :occasion4:

Свадебный обряд марийцев или свадьба называется "суан".

ИзображениеОна проходит в доме жениха и в доме невесты. Утром свадебного дня, родители, оповестив всю деревню о свадьбе, собирали свадебный поезд (суан), состоящий из 20 подвод. У частниками этого поезда становились родственники-мужчины, девушек на эту церемонию никогда не брали. Отец жениха мог также ехать за невестой, но мать обычно оставалась дома. Случалось, свадебный поезд собирался не в доме жениха, а у его крестного отца, если он из этой же деревни, или у дяди жениха. Крестный отец получал свадебный чин суанвуй, которому обязывалось водить участников свадебного поезда по домам и угощать их, а также следить за дисциплиной и порядком в свадебном поезде — то есть он являлся распорядителем, главой поезда.

Назначенные родителями жениха свадебные чины пурашвате и пурашмарий, исполняли обязанность уберегать женихи и невесту. Это объясняется тем, что в прошлом, по-видимому, довольно распространенным было похищение невест. И. Н. Смирнов в своей монографии "Черемисы" пишет, что "там, где похищение невесты уже не практикуется, свадебный обряд заключает в себе значительное количество его следов из прошлого. На него указывает, прежде всего, отправление за невестой организованного поезда, в котором принимает участие вся деревня с распорядителем во главе, затем остановка поезда в доме сватуна, а не у родителей невесты, указывает на то, что они чувствуют себя в нем завоевателями; глава поезда устраивает на дворе столы для своей команды, распоряжается вином, пивом и кушаньями".

Пока движется свадебный поезд, в дом невесты идут приготовления к его встрече. Как только они услышат звук барабанного боя (тумыр йук) или мелодии гармони, то две подруги невесты начинают укладывать в сундук приданое. При исполнении этого обряда ни в коем случае не должны были присутствовать сестры невесты. Это делалось из опасения, чтобы младшие дочери не засиделись в девушках. На крышке сундука оставляли ленточку, половина которой завязывается с внешней стороны в бантик. Лента предназначена для подруги невесты {ончыч шогышо) со стороны жениха.

Невесту одевали в традиционный костюм: платье с вышивкой (тувыр), поверх платья надевали кафтан черного цвета (шем шо-выр), затем завязывали пояс (ушто) и передник (запон). Кроме всего этого использовали набор серебряных украшений. Голову повязывали платком, это означало, что она еще девушка, пока не принадлежащая и не зависящая от своего будущего мужа, и что еще не стала женой. Встречает свадебный поезд так называемый торыштд шинчыше — специально назначенный для этого обряда родственник невесты пожилого возраста. Невеста с подругой располагались по правую руку от него.

Первыми в дом невесты заходят дружка жениха (изи eerie), жених, пурашмарий и пурашвате. У моркинских марийцев дружку жениха называли наоборот — кугу eerie (большой зять). Так об этом писал И. Н. Смирнов: "В дом невесты являются таким образом два жениха-зятя: один фиктивный, но пользующийся преимуществами, другой — фактический, но в обряде играющий второстепенную роль. Этот факт может сделаться для нас понятным только в том случае, если мы будем рассматривать его, как переживание от той эпохи, когда невеста бралась для всех братьев и права на нее определялись возрастом. Кугу вене, избираемый отцом жениха, является носителем братских прав на невесту. В доме невестиного отца он является как бы главным женихом. С ним вступают родители невесты в общение. Он вводит невесту в родной дом и, засвидетельствовавши символически свои жениховские права на нее, уступает ее постоянному жениху в последний момент брачного обряда".

Отведав хлеб с солью, жених становится между невестой и ее пожилым родственником, сидевшим вначале за столом. Чтобы не было порчи со стороны злых духов, ончыч шогышо (подруга невесты) должна идти по следам невесты. После этого жениха с невестой и ончыч шогышо отводят в специально отведенное для них помещение.

Тем временем участники свадебного поезда празднуют в деревне, восхваляя в своих песнях жениха и невесту, благодаря их родителей:
► Показать
Изображение
Отгуляв в деревне, свадебный поезд возвращался к дому невесты и собирался в обратный путь. Одновременно собирают в путь невесту. Но прежде чем на нее надеть свадебный кафтан (сывын), угощали молодых парней-односельчан (удыр арака йумаш). Исполняли этот обряд двоюродный брат, а иногда родной брат невесты, надевая ее свадебный кафтан и имитируя тем самым невесту. Одаривались подарками родители и крестный невесты, молодые получали благословение родителей и невеста покидала дом.

"Когда невеста выходит из родительского дома, чтобы ехать в дом жениха, она не сразу садится в экипаж жениха, три раза заносит ногу, чтобы сесть, и три раза отступает назад, до тех пор, пока к ней не подойдет распорядитель свадебного поезда и не ударит ее трижды кнутом". По мнению И. Н. Смирнова, автора монографии "Черемисы", "мы имеем здесь дело с символом, который указывает на род насилия в деле приобретения невесты. С похищением же несомненно связан обычай вводить невесту в дом жениха за полотенце, которое она держит в руках, но которое прежде, вероятно, связывало ей руки..." Но в объяснении этого обряда существует еще и второе мнение. Вот как писал в своей заметке, опубликованной в "Известиях по Казанской епархии за 1896 год", священник Н. Д. Тихомиров: "По нашему предположению, это связано с поверьем, чтобы не увезти с собой в деревню жениха духов рода невесты, которые всегда являлись враждебными духам рода жениха".

На пути к дому жениха, свадебный поезд останавливался в заранее приготовленном доме, чтобы надеть на невесту в соответствующий ее новому статусу головной убор, который определял ее принадлежность своему мужу, с этих пор она должна была слушаться его во всем и не перечить ему. После этого обряда поезд прямиком направлялся к дому жениха. У входа во двор на дорогу стелили старую овчину, а под нее клали железный предмет, через который должна была пройти эта тройка — посаженная мать и жених с невестой. Совершался этот обряд с целью оберега, чтобы не пропустить в дом злых духов. Невесту с женихом усаживали сразу за стол и угощали горячими блюдами.

А тем временем свой свадебный поезд (почеш толшо) снаряжали родственники невесты. Вел этот поезд кто-то из родственников жениха, специально оставшийся для этого в деревне невесты, он же выкупал приданое невесты. Назвался этот обряд — сондык умбак шинчаш, т.е. "сесть на сундук". Садились на этот сундук младшие братья или сестры и племянники невесты, которые назначали и сумму выкупа. По прибытии свадебного поезда невесты выставляли на стол хлеб-соль, блины (команмелна), пироги (подкогыльо), кашу, брагу, пиво и т.д. и приступали к угощению гостей.

Здесь же происходило одаривание невестой родственников жениха, ей при этом помогали родственники с обеих сторон. Одаривали мать и отца жениха, братьев, снох, крестных, младших сестер и братьев, близких родственников и музыкантов. Предметами одариваний обычно являлись рубахи и вышитые полотенца. Невеста подходила к сидящим гостям и, угощая каждого из них, спрашивала, довольны ли они подарком. Поблагодарив за подарки, те дружно вставали и начинали пляс. Затем пускались в пляс родственники невесты. Они также обходили все дома, принимая угощение. Вернувшись в дом родителей жениха, участники свадьбы продолжали свадебный церемониал, исполняя песни, в которых восхвалялась красота невесты и достоинства жениха.
► Показать
Когда завершались гуляния, свадебный поезд невесты отправлялся в обратный путь, в исключительных случаях участники его оказывали помощь молодым в устройстве их хозяйства, давая им домашнюю птицу, мелкий скот, зерно и т.п.

После проводов всех гостей, молодых отводили в амбар и укладывали в постель. В брачную постель под подушку клали предметы женского или мужского обихода, в зависимости от того, кого хотели видеть в лице первенца — мальчика или девочку. Обычно это были вязальные спицы, крючки, пяльцы, нож, кочедык. Стелила и укладывала молодых спать подруга невесты. Оставляла она их вдвоем после слов: "Коктын возын, кумытын кынелза" (ложась вдвоем, вставайте втроем).

Аватара пользователя
Марька
Самые... самые мы
Самые... самые мы
Сообщения: 6956
Зарегистрирован: 15 авг 2008, 14:43

"Девичья труба" марийцев.

Сообщение Марька » 27 фев 2010, 11:00

ИзображениеХочу немного вернуться в предсвадебный период, кода девочка вырастает и становится "девушкой на выданье". Не знаю, существовали ли где-то подобные обычаи привлечения женихов, но мне это показалось интересным.

Так вот, источники пишут, что когда марийская девочка достигала совершеннолетия, она поднималась на возвышенность и играла на специальной "девичьей" трубе ÿдырвуч, которая была сделана из двух деревянных половинок, обмотанных берестой. Звук такой трубы разносился на десятки километров. Можно представить, что после такого оповещения вся округа узнавала о том, что в деревне "созрела" невеста и можно посылать сватов.

До наших дней этот обычай дошел уже видоизменённым - теперь считается, что если девушка или незамужняя женщина поиграет на такой трубе, даже неважно марийка она или нет, то в скором времени выйдет замуж.

Интересно, правда, я раньше не слышала о таком способе оповещения, что своего рода "смотрины", были внутри одной деревни - на посиделках, на праздниках - да, но чтобы знала вся округа... это что-то новое, вернее, наоборот - что-то старое.

Аватара пользователя
Valiks
Site Admin
Сообщения: 20317
Зарегистрирован: 24 янв 2006, 21:28
Откуда: Москва
Контактная информация:

Древность,- один и навсегда, современность целое стадо, и ни

Сообщение Valiks » 27 фев 2010, 14:57

Древность,- один и навсегда, современность целое стадо, и никакого постоянства

Да, очень любопытный обычай. Я тоже был удивлён этому обряду, и, рассказ о нём породил много вопросов. Ну, прежде всего его сходство (может быть только внешнее), с гуцульскими обрядами. Правда, там использовался инструмент, называемый «трембита» и играли на нём парни, а не девушки. Тут, наоборот. И, непонятно, есть ли какмя-либо связь между этими двумя обычаями, или тут просто внешнее сходство?
Изображение
Другой вопрос, который во мне возревает, это, кто и как должен был реагировать на подобные зазывания, и, вдогонку за ним, как должна была деввушка реагировать на реакцию парней. Если, предположить, что прибегут сразу 50 штук претендентов. Она что, выстроит их в очередь и выберет наилучшего? Тогда, как и в чём будет выражаться отбор? Кстати, тут возник бы вопрос о той марийской вышивке, которая обсуждалась у нас в другой теме, когда половые органы мужчины обозначались вышивкой на рубахе. Но, там речь шла о женатых мужчинаъх, следовательно, по этой вышивке девушка не могла определить степень и уровень плодовистости, или чего-то там ещё, претендента на женитьбу. В общем, непонятности тут.

Непонятно и другое. А что будет делать девушка, если никто не отозвался? Как к ней отнесутся односельчане? Как к ненужной никому?

Третий уровень вопроса. Как должна дзвучать мелодия данного созыва, или призыва? Это просто дудение, или это наигрывание какой-то мелодии, или нечто ещё?

В общем, куда ни кинься, сплошные вопросы с этими древними традициями. Кроме всего, недоумённый вопрос Марька о всеобщих «смотринах» на посиделках и других местах вполне понятен,- кто-то стремится к тому, чтобы соблазнить всех и вся, а кто-то, к тому, чтобы найти того единственного. Видимо, такие обычаи были в те времена, когда у женщины мог быть и был один только мужчина, а не целое стадо, попользовавшееся ею перед свадьбой, как это происходит, слишком часто, в сегодняшние дни.

Аватара пользователя
Марька
Самые... самые мы
Самые... самые мы
Сообщения: 6956
Зарегистрирован: 15 авг 2008, 14:43

Женихи от этого быстрее расти не будут.

Сообщение Марька » 27 фев 2010, 17:18

Valiks писал(а): В общем, куда ни кинься, сплошные вопросы с этими древними традициями. Кроме всего, недоумённый вопрос Марька о всеобщих «смотринах» на посиделках и других местах вполне понятен,- кто-то стремится к тому, чтобы соблазнить всех и вся, а кто-то, к тому, чтобы найти того единственного. Видимо, такие обычаи были в те времена, когда у женщины мог быть и был один только мужчина, а не целое стадо, попользовавшееся ею перед свадьбой, как это происходит, слишком часто, в сегодняшние дни.
Ну, в общем-то, призывный клич (не важно от кого исходящий - от парня или девушки), нельзя считать, как мне кажется, поиском того единственного или той единственной, мне это скорее напоминает то, что восходит к наблюдениям за играми животных по весне. Когда одни поют песни, а другие распушают хвост.

Опять же смущает другой момент - если девушку старались подольше задержать в родном доме, то какой смысл трубить на округу, что есть невеста? Женихи от этого быстрее расти не будут. А ждать, пока она наработается по хозяйству - тем более.

Аватара пользователя
Valiks
Site Admin
Сообщения: 20317
Зарегистрирован: 24 янв 2006, 21:28
Откуда: Москва
Контактная информация:

Re: Женихи от этого быстрее расти не будут.

Сообщение Valiks » 27 фев 2010, 17:33

Марька писал(а): Ну, в общем-то, призывный клич (не важно от кого исходящий - от парня или девушки), нельзя считать, как мне кажется, поиском того единственного или той единственной, мне это скорее напоминает то, что восходит к наблюдениям за играми животных по весне. Когда одни поют песни, а другие распушают хвост.
Ишь, какая ты смекливая, быстро нашла объяснение и оправдание обряду. То есть, ты хочешь сказать, что это своего рода игра или заигрывание?
Марька писал(а): Опять же смущает другой момент - если девушку старались подольше задержать в родном доме, то какой смысл трубить на округу, что есть невеста? Женихи от этого быстрее расти не будут. А ждать, пока она наработается по хозяйству - тем более.
А может быть тут как раз и трубили тогда, когда она уже всем надоела в отцовском доме, или стала непригодной для продолжения работы в доме родителей. Или, что ещё вероятнее,- просто созрела для более плодотворной работы, то есть для плодовитости. И, если не протрезвонить о её зрелости, то может задержаться в девках. В общем,- разбираться надо. Может быть ещё поизучать обычаи других народов, как там и почему оно было, найти какие схожие традции, которые имеют объяснения, но недостаточно проявлены как действие

Аватара пользователя
Марька
Самые... самые мы
Самые... самые мы
Сообщения: 6956
Зарегистрирован: 15 авг 2008, 14:43

Марийская свадьба. Послесвадебный период.

Сообщение Марька » 08 мар 2010, 22:00

Valiks писал(а): Ишь, какая ты смекливая, быстро нашла объяснение и оправдание обряду. То есть, ты хочешь сказать, что это своего рода игра или заигрывание?
Может быть не совсем игра или заигрывание, а, в мужском проявлении этого обычая, - демонстрация своей удали и превосходства, но так как кричать во всё горло самому - это можно голос сорвать, то прибегают вот к таким музыкальным имитациям.

Кстати, похожий обычай демонстрации своей "удали" встречается у... народов Африки (вот как далеко нас забросило от марийцев, но с другой стороны, справедливо будет заметить, что женихи - они и в Африке женихи). Так вот, есть у некоторых народов там традиция - устраивать конкурсы среди молодых людей на лучший "львиный рык", кто лучше рычит - тот и самый завидный жених. Чем не дудение в ÿдырвуч или трембита?
Valiks писал(а):А может быть тут как раз и трубили тогда, когда она уже всем надоела в отцовском доме, или стала непригодной для продолжения работы в доме родителей. Или, что ещё вероятнее,- просто созрела для более плодотворной работы, то есть для плодовитости. И, если не протрезвонить о её зрелости, то может задержаться в девках.
Я же тебе рассказываю, что трубили, когда созреет, а не когда родителям надоест, ее же подольше пытались в доме задержать, чтобы поработала сначала на своих, а потом уже выдавали замуж, так что... для чего-то другого это объявление должно было звучать тогда... :pottytrain2:

И вот в рассуждениях про то "зачем зазывали", совсем забылоь рассказаться что же было после того, как невесту сватали и свадьба была сыграна.
Марийская свадьба. Послесвадебный период.
На следующий день, подняв молодых с постели, отправляли их в истопленную с раннего утра баню. После возвращения из бани молодая жена одаривала присутствующих, начиная с отца и матери своего мужа. Затем, наоборот, одаривали молодых — кто чем мог, а некоторые из гостей тут же клали на стол деньги — медные и серебряные монеты.

После этого начиналась трудовая жизнь невесты в новом доме - прежде всего она должна была показать, как умеет печь блины, которыми угощались все, кто приходил смотреть на молодуху. В этот же день продолжалось свадебное празднование в доме жениха, он лично ездил пригласить новую родню.

На третий день свадьбы новые родственники, уже со стороны жениха, отправлялись в дом отца невесты. Там к молодым присоединялась бывшая подруга невесты ончыч шогышо (впередистоящая). Этим посещением жених выражал благодарность матери невесты за целомудрие дочери. Здесь их угощали блинами, здесь в последний раз собирались у молодушки ее подруги. Впервые после свадьбы молодые получали разрешение петь и плясать. Невеста приходила в родительский дом уже в традиционном костюме замужней женщины и теперь считалась гостьей в отчем доме.

В этот же день, но обязательно раньше чем остальные, все трое — жених с невестой и ончылно шогышо — направлялись обратно в дом жениха. До возвращения новой родни невеста должна была убраться в доме, приготовить еду.

Свадебное веселье продолжалось таким образом три дня. Для родителей жениха и его родственников молодая жена теперь становилась снохой — шешке, но так ее называли только те, кто был старше жениха, родственники моложе мужа ее называли еНгай. Жених для родителей невесты и ее родственников старше его по возрасту, становился зятем — вене, а те, кто были моложе, называли его курскай. Молодая жена должна была называть теперь родителей мужа и его родственников так же, как и своих близких: мать, отец, бабушка, дедушка, брат, сестра и т.д. Такими же близкими для мужа становились родственники его молодой жены.
В марийской деревне женщину было принято называть по имени мужа, например, Элексей вате (буквально, если от имени Алексея, т.е. Алексеиха). Ее прежнее девичье имя быстро забывали и помнили редко.

И во многих обрядах разных народов есть упоминание о том, что женщина, еще в процессе свадебной церемонии отказывается от себя прежней, от того ,что связывает ее с родительским домом, полностью переходя не просто в семью, где есть ее муж и она (а потом и дети), но и как бы "растворятся" в семье мужа, а из традиций марийцев видно, что даже теряет своё имя.

Марсилия
Наш человек
Наш человек
Сообщения: 77
Зарегистрирован: 15 авг 2011, 21:34
Откуда: Оттуда

Хорошо, что вы пишете о традициях

Сообщение Марсилия » 31 окт 2011, 11:57

Хорошо, что вы пишете о традициях. Вот отрывок из новой книги о вере марийцев

...мы и сегодня вновь и
вновь открываем в традиции глубинные жизненные основы, в
которых обнаруживается и художественная одаренность народа, и его
обширный ум, и энергия созидания. Когда-то гениальный Пушкин
сказал: "Почтенный замок был построен, как замки строиться
должны, отменно прочен и спокоен во вкусе умной красоты". Традиция -
"вкус" старины. Эта умная красивая сущность дошла до нас из
глубин столетий. И пусть наш читатель возьмет из духовного очага
наших предков не остывший пепел, а пылающий огонь.

На рубеже XX-XXI веков, когда цивилизация стремительно
преображает окружающую среду, социальные институты, бытовой уклад,
чрезвычайно актуально изучение традиционной культуры.
Современное мышление вновь восстанавливает в своих правах религиозную форму
знания, возвращается к мифу. А доминирующая долгое время в
естествознании тенденция объяснения и толкования посредством
высказывания законов дополняется основным принципом гуманитарных наук:
пониманием проявлений духа.

Хотелось бы больше знать обо всем этом

Аватара пользователя
Valiks
Site Admin
Сообщения: 20317
Зарегистрирован: 24 янв 2006, 21:28
Откуда: Москва
Контактная информация:

Знающий,- всегда ведает СУЩНОСТЬ ВЕЩЕЙ

Сообщение Valiks » 31 окт 2011, 14:12

Знающий,- всегда ведает, прежде всего, СУЩНОСТЬ ВЕЩЕЙ

На сегодняшний день необходимо искать особые формы работы с народным, исконным. К сожалению, надо признать, что почти всё, что делается нынче с апломбом, и с афишированием своей "исконности", является происками врага. Каждое новое течение, возникающее как грибы после дождя в виде всевозможных возрождателей старины в виде ведьм и волхвов, это почти гарантировано - НАШИ ВРАГИ. Конечно же, тут возникает закономерный вопрос,- а как же распознать, увидеть, где истинное, а где ложное?

На эти вопросы очень трудно дать ответы, потому что ответ находится в сфере духовного, а туда, доступ либо открыт, либо закрыт. Третьего не дано. То есть либо у вас есть внутренний барометр, позволяющий отличить Ложь от Истины, либо вы её не узнаете никогда. Однако, чтобы не оставлять вас совсем без реперов, то есть без указующих знаков, скажу несколько моментов.

Знающий,- всегда ведает, прежде всего, СУЩНОСТЬ ВЕЩЕЙ. Расскажет вам о ВНУТРЕННЕЙ СУТИ ЯВЛЕНИЯ или ВЕЩИ, а не будет описывать её ВНЕШНИЙ ВИД. А ведь именно на этом построено всё пустословие новых... язычников, патриотов и прочих. Всё это сказки, сочинённые для одурманивания легковерных граждан. Говоря проще, если человек рассказывает нам о том, что "орнамент способен рассказать нам о том, сколько лет человеку и так далее", но не объясняется нам КАК это делается, и ПОЧЕМУ именно это должно обозначать ТО или ИНОЕ ЯВЛЕНИЕ, то, либо он сам не понимает что говорит, либо вводит нас в заблуждение.

Не буду долго рассуждать на эту тему, так как для истинного понимания внутренней сущности орнамента или других явлений, необходимо знать более основательно многие вещи из области истории культуры, изучить хотя бы основные моменты истории искусства, затем понять как работает человеческое сознание, и, особенно восприятие. Только после этого, современный человек сумеет приблизиться к кое-какому пониманию сути древних ремёсел, традиций, рукоделий.

Ответить

Вернуться в «Традиции Восточных цивилизаций и всякая интересная информация восточного характера»