Мар 20

История Пудожья, первой половины нашего тысячелетия

Пудож гостиницыИтак, в течение первых четырех веков текущего тысячелетия территория современного Пудожского района была заселена новгородскими славянами. Здесь образовались деревни, о которых нам известно по письменным источникам, но о самом Пудоже в документах этого времени ничего не говорится. Первое бесспорное упоминание о Пудоже в древних документах относится к XIV веку. В грамоте, датируемой 1391 годом, упоминается «Великаго Новаграда Юрьева монастыря вотчина возли Онига озира Спаской погост Шальской да Никольской Пудожской выставок…» Современный город Пудож возник, таким образом, из маленького поселения, отпочковавшегося в конце XIV века от Шальского погоста.

Следующее упоминание о Пудоже связано с событиями феодальной войны на Руси во второй четверти XV века. В 3-й Новгородской летописи говорится: «Каргополе и Пудогу пограбиша шестники». Остатки войск противников централизации государственной власти, разбитых Василием Темным, под предводительством князя Димитрия Шемяки бежали на север, где, в частности, в 1447 году захватили и разграбили Пудож. Однако процесс объединения всей Руси в единое централизованное государство уже нельзя было остановить. В 1478 году к Москве был присоединен Новгород, а несколько позже и все его владения, не исключая, конечно, и Пудоги.

После присоединения к централизованному русскому государству значительная часть владений новгородских бояр и монастырей была отобрана в пользу великого князя Московского Ивана III, а при Иване Грозном и все остальные боярщины были «отписаны на государя». Так образовался здесь значительный контингент «черного», или «черносошного», крестьянства, обязанного податями непосредственно в казну. Феодальная эксплуатация в это время выражалась в усилении налогового гнета, в росте притеснений со стороны монастырей.

В начале XVII столетия пудожский край вновь подвергся нашествию, теперь уже со стороны польско-литовско-шведских интервентов, разорявших страну после неудачной попытки ее покорения. Разбойничьи шайки интервентов около 1613 года разграбили Муромский монастырь, Андомский, а в 1618 (или 1619) году и Шальский погосты. Внутренняя жизнь Русского государства в 50— 60-х годах XVII века осложнилась событиями, связанными с церковными реформами патриарха Никона, которые были направлены к дальнейшей централизации управления государством. Эти события отразились и на пудожском крае.

В 1618 году к погосту на Пудоге, составлявшему дворцовую волость, были приписаны 93 деревни, а в 1687 году Пудожский погост был подарен Палеостровскому монастырю. Притеснения монахов и белого духовенства способствовали значительному распространению здесь раскола, а впоследствии старообрядчества. Именно в связи с этим обстоятельством захудалый к тому времени Муромский монастырь вновь усилился и укрепился. Специальный царский указ повелевал сохранить православный Муромский мужской монастырь как форпост борьбы с расколом. Однако идеология раскола быстро распространялась в пудожском крае, захватывая широкие слои крестьянского населения. Доведенные до отчаяния поборами царских чиновников, монастырей и духовенства крестьяне видели в раскольниках, преследуемых правительством, мучеников за веру, окружали их ореолом святости. Участие в расколе (реакционном по своей идеологии и политическим целям движении) широких слоев крестьянства наложило на все движение определенный демократический отпечаток.

В 1693 году в Пудож пришла большая группа раскольников из Рогозерской пустыни и начала вести агитацию за раскол и, вероятно, против правительства. Агитация имела большой успех. Обращает на себя внимание тот факт, что раскольники были вооружены: «больше 100 пищалей и пороху четверика с два». Для усмирения в Пудожский погост из Олонца были направлены стрелецкий сотник Микита Ижорин и подъячий Иван Бураков со ста семьюдесятью стрельцами. Когда стрелецкий отряд был уже близко, раскольники и частью примкнувшие к ним крестьяне заперлись в «хоромах», приготовившись к самосожжению. При попытке захватить зачинщиков было оказано вооруженное сопротивление, все запершиеся погибли в огне.

В XVII и XVIII веках пудожский край оставался по преимуществу сельскохозяйственным районом. Земледелие (в значительной мере подсечное, но и трехполье), довольно скудное животноводство, рыболовство, охота и очень слабо развитое домашнее ремесло составляли источники существования государственных крестьян — основного населения этого края. В первые шесть десятилетий XVIII века в пудожском крае не было ни одного промышленного предприятия. Однако создание в начале века Олонецких Петровских заводов все же затронуло и отдаленный пудожский край: в погостах его также стали производиться наборы для комплектования, а затем для пополнения постоянных заводских кадров.

Пудож гостиницы

Узнали пудожане и тяжесть рекрутчины, причем часть рекрутов попадала опять-таки на Петровские заводы. Лишь в 1761 году в пудожском крае между деревнями Тубой и Пяльмой, в 8 километрах от Онежского озера, начал строиться Туборецкий металлургический завод. Строительство его закончилось спустя два года. Это был частный завод, принадлежавший олонецко-петербургским купцам Ольхиным. В лучшие годы здесь выковывалось до 1000 пудов железа (из сыродутного чугуна). На Туборецкий завод нанимались крестьяне Тубозерской и Рындозерской волостей. Однако предприятие это просуществовало недолго, в 1774 году завод закрылся.

В третьей четверти XVIII столетия в районе Пудожского погоста имелись мелкие стекольные, кожевенные, салотопенные и мыловаренные, а также льнотрепальные предприятия. Функционировала годичная ярмарка, на которой реализовалась продукция этих предприятий. По преимуществу, как видим, эти предприятия специализировались на переработке (большей частью первичной) сельскохозяйственного сырья. Большое развитие в пудожском крае получило разведение культуры льна. Один из современников писал об этом в начале 80-х годов: «В уезде сего города (Пудожа — В. П.) изобильно родится особливой доброты лен, который, очистя на пяти близ города сего находящихся заводах, отправляют на мореходных судах в Санкт-Петербург». В 70—80-х годах из Пудожского уезда в Петербург вывозилось от 15 до 20 тысяч пудов льна. В Кемский уезд Архангельской губернии пудожане возили лен для обмена на соль и рыбу. Пудож славился своим льном. Даже герб его представлял собою три пучка льна на голубом поле. Но в уезде всю обработку льна держали в своих руках скупщики Безегский и Кораблев, скупавшие лен у крестьян и перерабатывавшие его на своих льнотрепальных предприятиях.

В 1785 году произошло событие, имевшее большое значение в истории пудожского края: 16 мая был издан указ Екатерины II, в котором, в частности, значилось: «из отдаленных частей Вытегорского и Каргопольского округов составить особый уезд, устроив уездным городом Пудожский погост под именем Пудожа». Пудож стал уездным городом, административным центром в составе Олонецкого наместничества. Правда, в 1796 году он был причислен к Архангельской губернии и переведен в «заштатный», но в 1802 году вновь возвращен в состав Олонецкой губернии и сделан уездным городом. Что это был за город, об этом можно судить хотя бы по описанию одного из наблюдателей, побывавших здесь в 30-х годах прошлого столетия: «Пудож, уездный город на высоком, но ровном северном береге реки Водлы, имеющей здесь значительную ширину, лежит под 61°32′ северной широты и 54°43′ долготы (Координаты ошибочны).

Из города на реку Водлу и окружающие ее плодородные, довольно населенные места, за которыми вдали дремучие леса, жители имеют весьма хороший вид. Это единственное утешение Пудожа, потому что самый город едва ли похож на какой-нибудь город, даже в Олонецкой губернии есть деревни гораздо лучше его. Церквей здесь 2, а домов 170, в которых обитают 1072 души».

Жизнь крестьян Пудожского уезда
год от года становилась хуже. Голодные неурожайные годы следовали один за другим. Недостаток хлеба и невозможность прокормить семью своим хозяйством гнали крестьян «в отход» на заработки. Так, в 1837 году на заработки ушло 1050 человек, в 1845 году — 2173 человека, а в 1858 году — 4889 человек. Такой массовый уход в отхожие промыслы объясняется и непрерывно растущим давлением налогового пресса. Различные натуральные и денежные повинности, налагавшиеся на пудожских государственных крестьян, не соответствовали крестьянской платежеспособности. Это приводило к накоплению недоимок, достигавших, например, в 1837 году 37 931 рубля, а позднее еще более крупных сумм. В результате часть крестьян разорялась, значительная часть находилась под угрозой разорения. К середине XIX века все явственней различается имущественное и отчасти социальное расслоение внутри пудожского крестьянства. Капиталистические отношения, охватившие к этому времени почти всю Россию, касаются и пудожского края. Особенно отчетливо они проявляются после реформы 1861 года, но об этом далее.
 

 
Предыдущее  -  Следующее

Смотреть ещё:

Добавить комментарий

Your email address will not be published.